Москва, м. Новокузнецкая

Большая Татарская улица 5,

строение 5.

Телефон: +7-916-672-36-48

e.e.rumyantseva@gmail.com

  • Facebook Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Vkontakte Social Иконка

© 2019 Екатерина Румянцева.

 

Статьи

Коллегам: супервизорская шпаргалка

Я решила собрать в заметку для коллег  некоторые размышления про работу супервизором на интенсиве. Это двухчастная статья. В первой части - небольшая структура, по которой можно строить очную супервизию. Во второй части мои размышления про точки напряжения, которые возникают в очной супервизии.

 

Сначала эти материалы были записями из блокнота, который был со мной на первом интенсиве, куда я поехала супервизором. Некоторые мысли я выписала заранее из книг, чтобы подготовиться и снизить свою тревогу. Другие мысли записывала уже на интенсиве, когда брала супервизию на свою работу у более опытных коллег, и размышляла о том, чем я могу быть полезна как супервизор терапевту и в какой форме лучше давать супервизию.

 

Кстати, некоторые моменты можно экстраполировать и на заочную супервизию.

 

Хотяэто заметка для начинающих супервизоров, по ней, как по чек-листу, могут пройтись и начинающее терапевты, чтобы проверить "все от я сделал/сделала", то есть, ясен ли мне наш с клиентом контракт на работу, каковы границы, о чем и как мы говорим на сессиях, в чем мои точки роста в работе с данным клиентом и т.д.

 

Итак, начну с того, что у меня было заготовлено заранее. Это несколько пунктов про супервизию, которые я выписывала из книг.

 

I. Супервизорская "шпаргалка":

 

1.         Каков"формальный контракт" у терапевта и клиента о границах: время начала и продолжительность сессии? Соблюдались  ли границы?

2.         Какая история рассказана в сессии? Какова феноменология клиент-терапевтического диалога?

3.         Важно помечать удачные интервенции терапевта, чтобы потом терапевта похвалить.

4.         И те интервенции терапевта, которые показались сомнительными.

5.         Какие и когда были прерывания контакта в диалоге?

6.    Какими были действия терапевта во время незнания и растерянности?

7.         Может быть любопытно помечать своё состояние во время некоторых впечатляющих моментов сессии и после неё. И обнаружить свою метафору сессии.

 

 

 

Мне важно отметить, что материал сессии, структурированный по этим пунктам, может как пригодиться в супервизии, так и не пригодится... или пригодиться далеко не с первой супервизии. Потому что супервизия зависит от запроса терапевта.

 

Так что, прежде всего,эта структура работает на поддержку начинающего супервизора.

 

II. Во второй части статьи я хочу поделиться своими размышлениями про очную супервизию.

 

Я не хочу в этой статье сильно уходить в сторону осмысления того, что такое супервизия и чем она может быть полезна, потому что это сделало бы ее слишком большой. Но я обозначу, что мне кажутся особенно важными пункты про удачные интервенции терапевта. Терапевтов важно хвалить за удачные интервенции, потому что в начале обучающимся специалистам важно обживать то, что уже хорошо получается.

 

После обозначения того, что уже хорошо получается, переходить (по запросу и готовности терапевта) к зоне ближайшего развития - тому что стоит развивать, к моментам в сессии, в чем были сложности.

 

Супервизия строится по запросу терапевта, критически важно чтобы терапевт был в терапевтической позиции. Если терапевт ее утратил, нужно помочь ему/ей ее вернуть. Важно поддерживатьу терапевта доброжелательное отношение к себе.

 

Если запроса на супервизию нет, или терапевт не может его сформулировать, то нужно рассказать немного о том, как вы представляете себе супервизию и чем вы можете быть полезным/полезной, прояснить специфику данных коллегиальных отношений.

 

В супервизии могут разворачиваться процессы, параллельные с процессами в терапевтической сессии, поэтому супервизору важно быть внимательным/ой к своим переживаниям.

 

Иногда разговор с терапевтом может быть довольно скрупулезным. Бывает важно прояснить, что терапевт берет из супервизии. Такая "дотошность" бывает особенно важной с теми терапевтами, у кого много переживаний по поводу работы. Поэтому важно "держать руку на пульсе", сверяться, перепроверять и не торопиться.

 

Терапевтов нужно не только поддерживать и "кормить" хорошими интроектами, но и фрустрировать. Фрустрировать - не означает ругать и критиковать стиль работы, скорее поддерживать стремление к самостоятельному осмыслению своей работы и своего терапевтического стиля. Побуждать терапевта самостоятельно "работать лапами" в осмыслении материала сессий и своей работы.

 

Если терапевт делает что-то небезопасное для себя или для клиента, важно прояснить, расспросить максимально подробно - что стоит за этим, какая гипотеза? Почему была выбрана такая интервенция? При непонятых интервенциях терапевта, при интервенциях, которые кажутся "экстремальными", важно не путаться того, что может произойти у них в сессии, а прояснять, пока не станет ясно, что хотел терапевт. И всегда можно поговорить о границах и безопасности в сессиях, и о том, как работать методически с той или иной проблематикой, если терапевт готов к методической супервизии.

 

Таким образом, супервизия не должна быть конкуренцией с терапевтом, хотя такой соблазн может быть. Лучше не фокусироваться на том, как терапевтировать того или иного клиента. Гораздо важнее сфокусироваться на том, каково данному терапевту работать с данным клиентом.

 

П.С.

Первым моим интенсивом в роли супервизора был интенсив МГИ на Байкале в 2016 году. С благодарностью к этому опыту.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты

Почему нам сложно говорить о сексе и что с этим делать?

05.08.2019

1/10
Please reload

Архив
Please reload

Теги